экономика общество политика новости компаний происшествия спорт
«Духом Самарканда» будут управлять «ответственные державы» Россия и Китай, - The Saker

CentralAsia (UZ) -  Бразильский журналист Пепе Эскобар на портале The Saker описывает «дорожную карту» укрепления многополярного мира на ШОС, саммите, который на прошлой неделе состоялся в Самарканде – главном перекрестке Шелкового пути на протяжении 2500 лет. Ниже приводятcя выдержки из лонгрида.

Все эти годы культура ШОС развивалась в своеобразном китайском ключе. Первоначально «Шанхайская пятерка» была сосредоточена на борьбе с терроризмом.

За прошедшие годы первоначальные «три нет» — никакого подобия альянса, никакой конфронтации, никаких нападений на какую-либо третью сторону — в конечном итоге превратились в быстрое гибридное транспортное средство, чьи «четыре колеса» — это «политика, безопасность, экономика и гуманитарные науки», в комплекте с Global Development Initiative [инициатива Си Цзиньпина], каждая из которых резко контрастирует с приоритетами гегемонистского, конфронтационного Запада.

Возможно, самым важным выводом самаркандского саммита на этой неделе является то, что Си Цзиньпин представил Китай и Россию вместе как «ответственные глобальные державы», стремящиеся обеспечить появление многополярности и отказывающиеся от произвольного «порядка», навязанного США. Позже, в преамбуле к встрече глав государств, Си Цзиньпин сразу перешел к делу: важно «предотвратить попытки внешних сил организовать «цветные революции» в странах ШОС». Что ж, Европа не смогла бы сказать наверняка, потому что с 1945 года в ней безостановочно происходят цветные революции.

Растущая интерполяция России, Китая и Ирана — трех главных движущих сил евразийской интеграции — чертовски пугает usual suspects [люди, от которых можно было бы ожидать, что они в чём-то замешаны], которые, возможно, начинают понимать, что в долгосрочной перспективе ШОС представляет собой серьезный вызов их геоэкономической игре. Итак, как известно каждой песчинке в каждой пустыне Хартленда [геополитическая концепция], геополитическое давление на эту троицу будет возрастать в геометрической прогрессии.

Другая серьезная причина заключалась в подпитке привлекательности BRI в тесной связи с ШОС. Амбициозный китайский проект BRI был официально запущен Цзиньпином в Астане девять лет назад.

На этой дорожной карте к многополярности будет много неровностей. Не случайно Си начал свою поездку в Казахстан – мегастратегический западный тыл Китая, имеющий очень протяженную границу с Синьцзяном. Администрация президента Токаева в Нур-Султане весьма коварна, колеблется между восточной и западной политической ориентацией и проникнута американцами так же сильно, как и в эпоху Назарбаева. Си дал понять, куда дует ветер, и посоветовал ему держать внутриполитическую ситуацию под контролем, ведь Казахстан является членом не только ЕАЭС, но и BRI, а общепризнанная повестка дня для usual suspects заключается в том, чтобы «в конечном счете отсоединить экономику стран Центральной Азии от экономики России».

Нет никаких сомнений в том, что Центральная Азия, исторически известная как «шкатулка с драгоценными камнями» в центре Хартленда, пересекающая Древний Шелковый путь и наделенная огромными природными богатствами — ископаемым топливом, редкоземельными металлами, плодородными сельскохозяйственными землями — будет использоваться usual suspects как ящик Пандоры, выпускающий всевозможные ядовитые уловки против легитимной евразийской интеграции.

Это резко контрастирует с Западной Азией, где Иран в ШОС будет усиливать свою ключевую роль связующего звена между Евразией и Африкой в связи с BRI и Международным транспортным коридором Север-Юг (INSTC).

Так что неудивительно, что ОАЭ, Бахрейн и Кувейт, все в Западной Азии, понимают, откуда дует ветер. Три государства Персидского залива получили официальный «статус партнера» ШОС в Самарканде, наряду с Мальдивскими островами и Мьянмой.

Единство целей

Самарканд также дал дополнительный импульс интеграции в рамках разработанного Россией Большого евразийского партнерства, в которое входит ЕАЭС.

Приоритетом Москвы в ЕАЭС является создание союзного государства с Беларусью (которая, похоже, станет новым членом ШОС до 2024 года) наряду с более тесной интеграцией с BRI. Сербия, Сингапур и Иран также имеют торговые соглашения с ЕАЭС.

Большое евразийское партнерство было предложено Путиным в 2015 году, и оно становится все острее по мере того, как комиссия ЕАЭС активно разрабатывает новую финансовую систему, основанную на золоте и природных ресурсах и противостоящую Бреттон-Вудской системе. Как только новая структура будет готова к тестированию, ключевым распространителем, скорее всего, станет ШОС.

Итак, здесь мы видим полную согласованность целей и механизмов взаимодействия, развернутых Партнерством Большой Евразии, BRI, ЕАЭС, ШОС, БРИКС+ и INSTC. Это титаническая борьба за то, чтобы объединить все эти организации и учесть геоэкономические приоритеты каждого члена и ассоциированного партнера, но именно это и происходит с головокружительной скоростью.

Успехи уже заметны: от России и Ирана, вводящих прямые расчеты в рублях и риалах, до России и Китая, увеличивших свою торговлю в рублях и юанях до 20% — и это продолжается. Вскоре во Владивостоке может быть создана Восточная товарная биржа для облегчения торговли фьючерсами и деривативами с Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Тем временем Турция, все еще являющаяся наблюдателем в ШОС и постоянно подстраховывающая свои ставки, медленно, но верно пытается стратегически продвигать свой собственный Pax Turcica, от технологического развития до оборонного сотрудничества, и все это в рамках своего рода пакета политики, экономики и безопасности. Президент Турции Эрдоган действительно обсуждал это в Самарканде с Путиным, поскольку последний позже заявил, что 25% закупаемого Анкарой российского газа будет оплачиваться в рублях.

Добро пожаловать в Великую игру 2.0

Россия даже больше, чем Китай, знает, что usual suspects идут ва-банк. Только в 2022 году в Казахстане в январе произошел неудавшийся государственный переворот; волнения в Бадахшане, в Таджикистане, в мае; беспорядки в Каракалпакстане в Узбекистане в июне; непрекращающиеся пограничные столкновения между Таджикистаном и Кыргызстаном.

А еще есть недавно высвобожденный Афганистан, где не менее 11 провинций пересекают ИГИЛ-Хорасан и его таджикские и узбекские сообщники. Тысячи потенциальных джихадистов Хартленда совершили поездку в Идлиб в Сирии, а затем обратно в Афганистан – «поощренные» usual suspects, которые будут использовать все уловки в мире, чтобы беспокоить и «изолировать» Россию от Центральной Азии.

Таким образом, Россия и Китай должны быть готовы к участию в своего рода чрезвычайно сложной Большой игре 2.0 на стероидах, в которой США/НАТО будут сражаться за объединенную Евразию и Турцию.

На более яркой ноте Самарканд доказал, что, по крайней мере, среди всех игроков в различных институциональных организациях существует консенсус в отношении того, что: технологический суверенитет будет определять суверенитет; и что регионализация — в данном случае евразийская — обязательно заменит глобализацию, управляемую США.

Эти игроки также понимают, что эра Маккиндера и Спайкмена [англосаксонская геополитическая концепция] подходит к концу, когда Евразию «удерживали» в полуразобранном виде, чтобы западные морские державы могли осуществлять полное господство вопреки национальным интересам участников Глобального Юга.

Теперь это совершенно другая игра с мячом. Поскольку партнерство Большой Евразии полностью поддерживается Китаем, оба выступают за взаимосвязь проектов BRI и ЕАЭС, а ШОС формирует общую среду.

Да, это евразийский цивилизационный проект для 21 века и далее. Под эгидой «Духа Самарканда».

За событиями следите в Телеграм-канале @centralasiamedia.
print