экономика общество политика новости компаний происшествия спорт
СНБ Узбекистана имеет сеть лояльных службе «кротов», как укроп рассаженных по всей стране, а также контролирует целую бизнес-империю, - эксперт об отставке Рустама Иноятова

CentralAsia (UZ) -  Уход председателя Службы национальной безопасности Узбекистана, генерал-полковника Рустама Иноятова давно ожидался, считает узбекистанский исследователь Алишер Ильхамов.

Научный сотрудник Лондонской школы восточных и африканских исследований Алишер Ильхамов в эксклюзивном комментарии для CA-News поделился видением текущей ситуации в Узбекистане вокруг отставки главы СНБ Рустама Иноятова, одного из последних соратников первого президента Ислама Каримова.

Во-первых, по мнению эксперта, в авторитарных обществах (да и не только) действует правило: новая метла чисто метет. То есть, новый начальник приводит за собой новую команду и рано или поздно избавляется от старого руководящего персонала. По этому правилу действовал в свое время и Ислам Каримов, сначала заключая пакты с влиятельными фигурами и кланами, чтобы заручиться их поддержкой, а потом шаг за шагом от них избавляясь. Причем избавлялся он от них, сначала к себе «приближая», скажем назначая на должность советников, но лишая реальных рычагов власти. Примерно так же действовал и Гурбангулы Бердымухамедов в Туркменистане после прихода к власти.

В нашем случае достаточно хорошо известно, что Рустам Иноятов был в числе тех влиятельных фигур в политической элите Узбекистана, кто поддержал кандидатуру Мирзиеева, или по крайней мере не препятствовал приходу того к власти, после смерти Ислама Каримова, отмечает Ильхамов. Но в силу того, что Иноятов был и оставался сопоставимой с Мирзиеевым фигурой по уровню своего влияния (и даже превосходившего в прошлом тогдашнего премьера по своему политическому весу), то Мирзиеев не мог не чувствовать дискомфорта от присутствия в своем окружении такого политического тяжеловеса. Уже в силу этих соображений дни Иноятова в должности главы всемогущей СНБ были сочтены.

Во-вторых, Иноятов и служба, которую он представлял, приобрела в общественном сознании образ политической силы, которая тормозит инициативы, предпринимаемые президентом Мирзиеевым по реформированию доставшейся от Каримова системы. Есть свидетельства того, что действительно эта служба без особого восторга воспринимает перспективу реформ. Так, ряд теперь уже бывших придворных экспертов, ассоциированных с этой службой, в своих постах в социальной сети и в интервью средствам массовой информации старался утверждать, что никакого демонтажа каримовского наследия не происходит и не будет происходить, и что курс, который был выбран Исламом Каримовым, верен и не подлежит пересмотру.

Вообще ситуация вокруг каримовского наследия стала своего рода моментом истины и даже полем для прокси-войны между реформаторами и консерваторами, считает политолог. По его мнению, напрямую никто из кругов, ассоциированных с СНБ, не бросает вызов президенту и его инициативам. Но за спиной Мирзиеева эти круги тормозят осуществление реформ, дергая за многочисленные ниточки той сети, которую эта служба годами создавала и пестовала по всей стране для осуществления своего тотального контроля и для поддержания своего эксклюзивного статуса в системе государственной иерархии. Сопротивление курсу реформ также осуществлялось и на ценностном уровне, путем насаждения посмертного культа личности Ислама Каримова - строительства разного рода монументов и мемориалов, оказания почестей, организацией паломничества к ним и празднования его юбилея.

Этим скрытым противостоянием курсу реформ объясняется та неопределенность относительно будущего страны и то ощущение ситуации двоевластия, которые выразилось в шараханиях то в одну, то в другую сторону по таким кардинальным вопросам, как введение новых паспортов, выездные визы для узбекских граждан, въездные визы для граждан из развитых стран. Мы в изумлении наблюдали, как принималось какое-то решение, но вскоре оно отменялось или его введение в действие отсрочивалось. Все это напоминало постоянное перетягивание каната с переменным успехом, отмечает Ильхамов.

Это противостояние двух лагерей, в которой ни одна из сторон не одерживала окончательной победы, в какой-то степени служило оправданием тому, что реформы идут очень медленно и со сбоями.

Теперь же, когда устранен от должности человек, который покровительствовал лагерю сторонников статус-кво, президент парадоксальным образом оказывается в сложном положении. Отныне будет трудно оправдать недостаток прогресса на пути реформирования системы, ссылаясь на сопротивление могущественных консервативных сил. Эти силы теперь лишились очень важной своей опоры и поддержки в высших эшелонах власти. Таким образом, Мирзиеев получает вновь, теперь уже реальный карт-бланш для проведения системных реформ.

Как следует расценивать назначение на должность председателя СНБ Ихтиера Абдуллаева? В глаза бросается прежде всего то, что он не из системы СНБ, а значит, не повязан с кем-либо из ее состава служебными и личными связями. Будучи человеком , сделавшим карьеру преимущественно в судебно-правовой системе, он является мало знакомым для сотрудников этой службы. Это создает как благоприятные возможности для реформирования этой службы, так и риски дестабилизации ситуации внутри страны. Риск заключается в том, что офицерский состав скорее всего не примет нового главу службы как своего, что чревато саботажем нового курса с их стороны. Насколько мне известно, офицерский состав в своем большинстве до сих пор сохраняет лояльность прежнему президенту и с большой неохотой принимает дух нового времени.

Не будет преувеличением сказать, что СНБ была государством в государстве, играя ключевую роль в превращении страны в полицейское государство, спрутом, щупальца которого проникли в каждое более или менее значимое учреждение страны как путем насаждения туда своих сотрудников, так и путем вербовки. И тем, и другим она оказывала содействие в продвижении по службе, в получении иммунитета от наказаний (заслуженных или нет). По сути дела создана особая система блата, но этот блат предоставлялся в обмен на лояльность и сотрудничество.

СНБ имеет также тесные связи и с силами организованной преступности и использовала ее для операций против оппонентов правящего режима.

Опасность ситуации заключается в том, что даже если произойдет чистка аппарата, эта сеть, которую СНБ раскинула на всю страну, сохранит свое существование на какое-то время. В этих условиях часть «бывших», недружественно настроенная по отношению к курсу реформ, может попытаться использовать эту сеть для дестабилизации ситуации в стране и даже даже для совершения провокаций, с тем, чтобы создать в обществе обстановку хаоса, а на этой основе вызвать среди населения настроения ностальгии по прежним временам, по «железной руке» и жесткому порядку, которые воплощал Каримов.

Чтобы избежать этот нежелательный сценарий, новое руководство СНБ, а также президент должны действовать быстро в реформировании этой службы, считает Ильхамов. Как президент сам недавно признался, за годы своего существования эта служба вышла далеко за рамки своей легитимной деятельности, трактуя слишком широко понятие национальной безопасности. Дело дошло до того, что сотрудники безопасности, к примеру, осуществляли непосредственный контроль за ходом вступительных экзаменов в вузы страны. И чем больше эта служба брала на себя контролирующие функции, тем более она становилась коррумпированной, - отмечает эксперт. Ведь там, где избыток административного контроля и власти над людьми, возникает соблазн этой властью воспользоваться для личного обогащения. Поэтому закономерным является тот факт, что у бывшего шефа СНБ и его семьи обнаруживаются дорогие активы в разных точках мира. Его личный пример является индикатором того, насколько далеко зашла эта служба в своей деградации.

Помимо сети лояльных службе «кротов», как укроп рассаженных по всей стране, служба, по имеющейся информации, контролирует также целую бизнес-империю в стране, куда входит 5-6 банков, внешние перевозки, цементное производство и видимо многое другое, о чем мы еще только догадываемся. Я думаю, дальнейшая борьба развернется также и за передел собственности в этих сферах и контроль над этими лакомыми кусочками, что может также негативно сказаться на стабильности в стране. Шальные деньги также могут быть использованы и для целенаправленной деятельности по подрыву курса реформ, если таковой продолжится, - подчёркивает политолог.

По мнению Ильхамова, этого сценария можно было бы избежать (или минимизировать его вероятность) путем серии аудитов тех активов и бизнес-структур, которые подозреваются в связях с СНБ.

Как реформировать эту службу, с чего начать? Видимо, прежде всего с радикального сокращения штата. Тотальному локауту должны быть подвергнуты прежде всего те подразделения, которые занимаются политической слежкой и преследованием инакомыслящих. Лакмусовой бумажкой перемен было бы немедленное освобождение недавно арестованных журналистов Бобомурода Абдуллаева и Хает Хана Насреддинова, а также реабилитация и освобождение других узников совести. Если этого не произойдет в ближайшее время, то грош цена происходящим кадровым изменениям, считает эксперт.

По его мнению, следует даже пойти дальше – распустить СНБ и создать на ее основе две независимые друг от друга структуры - по внешней разведке и по защите страны от угроз терроризма и борьбе с оргпреступностью национального уровня. Аналогией может служить британские MI-5 и MI-6, или же ЦРУ и ФБР в США. Причем надо иметь в виду, что предмета деятельности даже в таком усеченном формате для этих двух служб не так уж много, поэтому эти службы должны быть достаточно скромными по своему масштабу и финансированию. Скажем, не вижу необходимости в содержании территориальных подразделениях этой службы. На местном уровне достаточно полиции и прокуратуры.

Конечно, нужен и общественный контроль за этой службой со стороны гражданского общества и парламента, но пока, к сожалению, и то и другое находятся в атрофированном состоянии. Многого не следует ожидать от карманного парламента и задавленного гражданского общества. Ни то, ни другое пока не могут осуществлять действенный общественный контроль. Это значит, что полноценной реформы службы национальной безопасности не получится без реформ в смежных областях, что возвращает нас к необходимости системного подхода к разработке и осуществлению реформ. Надеюсь, что у руководства страны найдется достаточно политической воли для осуществления именно такого курса на структурные изменения, резюмирует Алишер Ильхамов.

print